В очередном выпуске еженедельной рубрики на «Апострофе» писатель Любко Дереш рассуждает об эволюции гражданского общества и новой, «объемной» толерантности.

В середине 2000-х подъем левых в Латинской Америке получил в прессе точное название — «розовый прилив»: мол, речь идет о возвращении к коммунистическому «красному», но в этот раз — более умеренно и не так концентрированно.

Однако уже в середине 2010-х «розовый прилив» в Латинской Америке спал, зато пришла следующая волна, которую назвали «консервативной» — или «голубым приливом». Сюда исследователи отнесли смену на правых и крайне правых лидеров стран Южной Америки (почти весь континент кроме Боливии, Венесуэлы и небольших Эквадора и Уругвая, сейчас «синий») также — приход Дональда Трампа в США; также — подъем правого популизма и нео-национализма в Европе. Вражда по отношению к иммигрантам, исламофобия, неприязнь к Китаю, евроскептицизм и националистическое сопротивление политике глобального либерализма — вот основные характеристики «голубого прилива», который сегодня является одной из самых мощных сил в западной политике.

Примечательно, что эта «цветная политология» неожиданно точно совпадает с цветами, которые используют для обозначения уровня развития сознания в популярной теории спиральной динамики, созданной еще в 1970-х на основе разработок американского психолога Клэра Грейвза. К развитию этой теории приложилось немало ученых, среди которых — известный американский философ Кен Уилбер. В Украине тему спиральной динамики представил в книге «Разноцветный менеджмент» исследователь Валерий Пекарь. Согласно этой теории, человеческое сознание развивается «по спирали», постепенно вырастая из одной системы ценностей к другой, причем высшие ступени развития включают в себя низшие, не отрицая их, а принимая как свои корни. Различные парадигмы мышления в этой теории обозначаются разными цветами. Соответственно, за разными типами мышления стоят различные типы общественного строя.

Например, «красный» образ мышления — это, в основном, авторитарные системы управления, основанные на праве силы и харизме (что удивительно точно характеризует диктаторов и сильных лидеров «розового прилива», которые «отбеливают» свои «красные» автократии популистскими обещаниями процветания).

«Синий» — это на ступень выше красного уровня сознания, для которого важны порядок, иерархия, выполнение правил для общего блага. Это — путь единой Правды (национальной, религиозной, геополитической), за пределами которой — Содом и Гоморра. Согласитесь — тоже достаточно точная характеристика современных консервативных моделей.

В целом же современный глобализированный мир существует где-то между «оранжевым» (выше синего) и «зеленым» (выше оранжевого) уровнями: оранжевый является воплощением ценностей капиталистической прагматики и жесткой деловой конкуренции (вспомним Айн Рэнд с ее книгой «Атлант расправил плечи»), а зеленый — либеральным миром равных прав и возможностей.

Интрига последних шести лет кризисов и политических эскапад — это мировой кризис «зеленого» уровня, который своим поверхностным, умышленно постмодернистским уравниванием меньшинств и большинства, фактов и конструирования породил ситуацию пост-правды. Он создал все возможности для ренессанса давно уже, вроде бы, пройденного национализма — уже не «синей», а изрядно разбавленной «голубой» волны консерватизма. С точки зрения спиральной динамики, консервативная волна является ничем иным, как «бичом Божьим» для либералов «зеленого» уровня и попыткой призвать их взяться за ум.

В предыдущих статьях мы писали (и это справедливо как для Украины, так и для всего мира), что формирование атмосферы взаимного уважения и терпимости, при которой только и возможны мир, благополучие и устойчивое развитие, является системным вызовом — речь идет не только о том, чтобы ввести новые законодательные акты или уголовное наказание за этническую, расовую и другие формы дискриминации. Речь идет о том, чтобы перестроить ментальность общества на культурном и ценностном уровне — иначе говоря, помочь ему «перерасти» собственные слабости. Попытки сделать это нормативно, навязывая толерантность «сверху вниз», как это происходит в США и Европе, несмотря на благие намерения, наталкивается на существенную реакцию сопротивления. Не означает ли это то, что стоит в принципе отказаться от идеи мирного сосуществования различных культур, этносов, религий?

Конечно, нет. С точки зрения интегральной теории Кена Уилбера (которая переняла многие аспекты спиральной динамики Грейвза), «кризис толерантности» в современном мире — это результат стараний «зеленых» либералов, которые вместо того, чтобы вобрать в себя лучшие достижения предыдущих уровней (как обычно и случается, естественно, в «цветной» эволюции), решили оспорить их и рассматривать исключительно как формы угнетения основ либерализма и демократии, отвергая их уникальное внутреннее содержание. Иначе говоря, сторонники «зеленой» парадигмы попытались рассматривать весь мир таким, что живет не собственными самобытными ценностями, а искаженным пониманием ценностей самих «зеленых»).